Яснознание

Послания Высших Сил

Здравствуй, Будда.
Здравствуй, моя бесконечность.

Знаешь, я скучаю по разговорам с тобой. Что-то в них есть особенное для меня.
Всё очень просто. То состояние, которое я пытаюсь тебе передать, есть твоё естество. И возвращаясь к своему естеству, ты чувствуешь себя свободной и полной. Это необыкновенное для тебя чувство возвращения и манит тебя.

Я хочу спросить у тебя о Христе. Мне рассказывали, что Христос шёл путём любви, а ты шёл путём мудрости. В чём отличие пути Мудрости от пути Любви?
Отличий нет.

Как же нет? Христа распяли, и он вознёсся, а ты просветлился и умер среди учеников. Учение Христа стало религией.
Это ведь не сам путь, а то, как его трактовали люди, понимаешь? Отличий нет, потому что и тот, и другой путь есть путь единения с миром, со всем сущим.

Но ты шёл изнутри, а Иисус как бы снаружи.
Не разделяй. Нет «снаружи» и «внутри». Если ты будешь разделять, ты не станешь просветлённой. Потому что просветление – это единство, а в разделении нет единства.

И всё же путь Иисуса так прекрасен и так труден. А твой путь?
Мой путь естественен. Иисус хотел достучаться до людей, не понимая, что это бесполезно.

Ну, как же бесполезно? Он для них стал богом, и его заповеди повторяет значительная часть человечества. Он ставится в пример.
Но что изменилось? Стало ли человечество просветлённее? Стало ли в нём больше любви по сравнению с тем периодом, когда он жил на земле?

Мне кажется, что да.
В очень малой степени.

То есть человечество безнадёжно?
Ты опять оцениваешь.

А ты разве нет?
Нет, я просто констатирую факт. Изменений почти не произошло. Люди остались по своей природе в большинстве такими же. Но я не оцениваю это как плохое или хорошее. Всё это есть часть Бытия. Иисус хотел изменить мир. Но мир таков, как он есть. И нет смысла его менять.

Как же так? Значит, нам не надо развиваться? Не нужно сострадание, которому учил Иисус? Не нужна любовь к ближнему?
Разве любовь к ближнему и сострадание есть развитие? Это естество человека. Людям нужно просто вернуться к своему естеству.

А зачем, если ты говоришь, что мир таков, как он есть, со всеми его сторонами?
Затем, чтобы стать целостными, чтобы восстановить себя, чтобы восстановить своё естественное состояние. Восстановить свою связь с миром. Люди несчастны, потому что оторваны от мира, потому что стали прерывистыми. Поэтому и само счастье стало кратковременным состоянием. Но единство с миром есть состояние блаженства, Божественного блаженства. Я помню, ты интересовалась, как всё воспринимает Бог. То есть, что Его восприятие есть сумма восприятий всех людей и всех существ, и поэтому Он испытывает и страдание тоже. Так вот, это не так.

Подожди, ты помнишь, чем я интересовалась? Мы с тобой не обсуждали это.
Это не имеет никакого значения. Ты есть во мне, и я есть в тебе. И поэтому всё, чем ты интересовалась, есть и во мне.

Но тогда и ты этим интересовался?
Нет, я просто наблюдал твой интерес к этому. И мои наблюдения привели меня к тебе.

Разве это не я пришла к тебе?
Ты всё время разделяешь. Это обоюдный процесс. Как только ты начала движение ко мне, как только у тебя возникла мысль поговорить со мной и расспросить о медитациях и просветлении – сразу, в тот же самый момент родился другой полюс движения, меня – к тебе.

То есть я вывела тебя из состояния равновесия?
Ничто не может вывести меня из состояния равновесия. Ты вывела меня из состояния абсолютности. Можно это сравнить с тем, что ты попросила помощи, и из абсолютности как бы образовалась рука, которая предлагает тебе помощь. И этот порыв един. Вспомни: рука Бога. Это одна из рук Бога, протянутых тебе. Таких рук миллион. И они протягиваются каждому.

Хорошо. Ты сказал, что Бог не испытывает страданий.
Да, потому что восприятие Бога есть восприятие единства. А в единстве нет страданий. ПОТОМУ ЧТО СТРАДАНИЕ КАК БЫ ГАСИТСЯ РАДОСТЬЮ, ПРОТИВОПОЛОЖЫМ ПОЛЮСОМ. И ВОСПРИЯТИЕ Бога есть блаженство. Ты говорила о «божественном салате» восприятия, где всё смешано и едино, где всё присутствует как смесь. Но ты помнишь, что сумма частей рождает некое новое качество. Качество целостности качество синергии, как оно у вас называется. И поэтому получаем совершенно иное качество. Не страдание вместе с радостью, а блаженство наслаждения Бытием.

Но если сумма страданий человечества больше, чем сумма его радости, тогда не получается ноль.
Это и не ноль, а некое новое качество восприятия, новый уровень. И кроме того, ты забываешь всех остальных. Сумма радости в мироздании в значительной степени превышает сумму страданий человечества и сутей в мире дуальности.

Почему же нас так боятся впустить в мироздание? наши энергии и наш дуальный мир?
Они не боятся. Они просто наблюдают за тем, как вы развиваетесь. Кроме того, ваша изоляция есть условия становления вас как богов. Через тернии – к звёздам.

Значит, и ты пребываешь в этом блаженстве?
Да, это и есть просветление.

Но ведь все планы мира и разные сознания пребывают на разных уровнях, означающих разные степени отделённости от Бога. И нам рассказывают о вознесении, то есть о процессе поднятия от уровня к уровню, для достижения Бога. Это один из путей, как нам говорят. Он неэффективен?
Нет неэффективных путей. Есть просто пути, так тебе говорят. Ты можешь выбрать созерцать мир, или погрузиться в него.

Это всё равно что сказать: ты можешь наблюдать, как люди купаются, из океана, а можешь смотреть на них с берега.
Нет. Ты можешь стать самим океаном, в котором есть и вода, и люди, которые купаются в океане. А можешь стать самим Бытием, которое включает и океан, в котором купаются люди, и берег, и тебя сидящую на берегу, и тебя находящуюся сознанием с купающимися людьми и таким образом приобщающуюся к их радости соединения с океаном. Всё месте, не разделяя. И это, как ты понимаешь, есть совершенно другое восприятие, чем наблюдать за купающимися людьми с берега.

Тогда вообще всё теряет смысл. Зачем что-то делать и к чему-то стремиться, когда всё есть во мне, и можно, сидя под пальмой или под деревом, как это сделал ты, просто соединиться с миром.
Именно. Я есть река, бегущая в долине. Я есть орёл, парящий в вышине, И НАБЛЮДАЩИЙ ЗА СОБОЙ, ТЕКУЩИМ В ДОЛИНЕ. Я ЕСТЬ СМЕРТЬ, И Я ЕСТЬ ЖИЗНЬ. И МЕНЯ НЕТ. НЕТ МЕНЯ, КАК БУДДЫ. ЕСТЬ Я КАК ЕДИНЫЙ МИР ВО МНЕ. Мир просто протекает через меня, струится через меня. Я есть просто русло течения энергии мира.

Но всё-таки как же Христос? Его поступок был подвигом во имя любви. А получается, что на самом деле ему не надо было ничего делать.
Он хотел не только сам достигнуть просветления и единства с миром. Он хотел передать его людям. И он сделал это.

Передал своё просветление? Разе это возможно?
Разе есть что-либо невозможное в мире?

Я имею в виду, что его не поняли, и люди далеки от просветления и единства с миром.
По сути это не имеет значения.

Как не имеет? Неужели тебе всё равно, что будет с человечеством? Ты не любишь его?
Для того чтобы любить человечество, нужно отделить его от себя. Я не разделяю себя и человечество. Также как не разделю себя и Христа. Также как и не отделяю себя от других сутей мироздания. И потому я не могу любить или не любить кого-то или что-то, потому что всё это – части меня. И я все их принимаю как себя, вернее говоря, даже нет этих частей. Все они растворились в Целом, и я просто помню их названия, но не различаю.

Получается, что Христос разделяет себя и человечество?
Да. И в этом опять нет той нравственной оценки, которую ты этому придаёшь. Он даёт шанс человечеству измениться самому.

Но значит, он не целостен, если разделяет себя и человечество.
Целостность и любовь – одно и то же. И поэтому поскольку он пребывает в любви к человечеству и всему сущему, то он целостен с человечеством. Это можно назвать частичной целостностью.

Частичной целостностью?
Да. То есть он един не сразу со всеми, но, так сказать, по отдельности. Он един с Богом. Он един с человечеством. Он един с учительской системой. Он един с Планетой. Путь становления своей целостности и есть путь Христа. Путь частичной целостности.

Понимаю; в состоянии частичного просветления человек начинает чувствовать единство не сразу со всем мирозданием, а, например, только с человечеством или только с природой.
Да. И это – путь к цели пошаговый, поэтапный.

А твой путь?
Мой – это путь ныряния в океан. Путь растворения в этой целостности без остатка; это рывок.

Рывок означает усилие, а ты говоришь о том, что не нужно прилагать никаких усилий к просветлению, но просто стать просветлённым, вернуться своему естеству.
Я тоже сначала применял усилия. Мне казалось, что для избегания страданий нужно бороться с собой и отказаться от многого. Но далее я понял, что достаточно просто стать непрерывным, и я получу всё без усилий.

Но чтобы стать непрерывным, тоже нужны усилия? Приходится всё время перестраивать своё восприятие. Так сказать, заставлять себя смотреть на мир по-другому, по-новому.
Нет. Нужно просто поменять точку наблюдения. Ты смотришь вовне. Смотри в себя. Ты ищешь мир вовне себя. Ищи его внутри себя.

Но ты же смотрел на реку и облака и советуешь делать это и нам, чтобы стать текучими.
А ты смотри на реку через себя, изнутри. И на облака. Ты найди реку в себе и созерцай её. Найди в себе небо и созерцай облака на нём. И тогда рано или поздно ты придёшь к нераздельности, в буквальном смысле. Река начинается в тебе, а не вовне тебя. И небо начинается в тебе, а не вовне тебя. И космос начинается в тебе, а не вовне тебя. И тогда ты сможешь наблюдать и созерцать не только реку и облака, но и космос, и звёзды, и галактики изнутри себя. И сможешь созерцать всё мироздание через себя, изнутри себя. И просто поймёшь, что это нераздельно. Что нет тебя внутри и снаружи. И нет мира внутри и снаружи. Есть просто созерцание мира, струящегося через тебя, из тебя, наружу тебя. Поэтому нет смысла созерцать его после выхода из тебя, вовне тебя, а интереснее и правильнее созерцать его в момент, так сказать, вхождения в тебя.
Но рано или поздно ты поймёшь также, что нет «тебя» и «не тебя». И небо начинается вместе с тобой. И река начинается вместе с тобой. И нет начала и конца. А есть непрерывность. И есть просто названия. Эту часть мира ты назвала рекой. А эту – небом. Эту часть себя ты назвала рекой. А эту – небом. И всё это есть ты.
Есть Океан сознания, и в нём есть всё. И ты есть такой океан. Но на определённом этапе ты решила направить океан в русла созерцания. И теперь ты стала частью этого русла. И пропускаешь саму себя через это русло и разглядываешь. Напоминает работу золотоискателей. Когда они просеивают песок, чтобы найти крупицы золота. Но крупицы золота восприятия все. Просто ты наблюдаешь каждую песчинку, и каждая песчинка прекрасна, и каждая золотая. И ты пропускаешь через себя этот золотой песок, чтобы насладиться его великолепием.
Сейчас ты напоминаешь саму песчинку, которая почему-то решила отделить себя от золотого потока, от русла и от океана, и пытается наблюдать другие золотые песчинки, сравнивать себя с ними и взаимодействовать с ними и с океаном, о котором она уже забыла, и пытается вернуться обратно. И застревает в русле реки, оседая на дно. Оседая на дно, она покрывается илом и забывает, что она есть золотя песчинка, что её естество – струиться вместе с океаном и быть частью его – частью золотого океана сознания.

Ты так поэтичен.
Само бытие поэтично. Ты же знаешь, что великие послания часто принимаются в стихах. Потому что мир гармоничен, и целостность мира гармонична, и в нём всё прекрасно. Все узоры мира прекрасны. И когда начинаешь их созерцать и рассматривать, когда становишься самими этими узорами, то становишься поэтичным.

Мне говорили, что в моменты оргазма, истинного сексуального наслаждения человек как раз приобщается к единству с Богом. И Я В ЭТИ МОМЕНТЫ ПОЧЕМУ-ТО ПЛАКАЛА. ТАК ЭТО БЫЛО ПРЕКРАСНО.
ТЫ ПЛАКАЛА, ПОТОМУ ЧТО ОСОЗНАВАЛА СВОЁ ОТДЕЛЕНИЕ. Осознавала не на уровне ума, а на уровне сердца. И эти потоки прочищали твоё восприятие. И в этот момент ты любила весь мир. Не так ли?

Да. Это так. Просветление так же прекрасно?
Оно несравнимо прекраснее. Нет слов, чтобы описать его, вернее, нет таких понятий. Состояние Божественного блаженства, в котором нет отделённости. Бесконечное наслаждение Бытием.

Это то, что буддисты называют нирваной?
Можно дать этому множество названий. Но только почувствовав единство можно понять, что это такое.

Получается, что мы покинули это блаженство когда-то. Зачем?
Чтобы вернуться к нему. Ибо это непрерывный процесс.

Но ты же говоришь, что нет необходимости двигаться, нужно просто быть неподвижным и наблюдать, как мир струится через тебя.
Ты опять разделяешь. Нет тебя и мира, струящегося через тебя. Это всё одно. Я сам струюсь через себя. И я сам выбрал созерцать струение себя через себя. И ты выбрала созерцать струение себя через себя. И на определённом этапе этого созерцания ты выбрала побыть самим струением. И частями этого струения. И теперь ты вспоминаешь, возвращаешься обратно, чтобы опять стать тем, кто струится, и тем, через кого струиться.

Но ты же сказал, что мы должны стать текучими. А потом сказал, что мы можем быть неподвижными.
И то, и другое, не разделяй. Неподвижности не существует без текучести. Вам нужно стать текучими, потому что ваша неподвижность фиксирована. То есть вы застряли на дне реки и не можете сдвинуться; сначала нужно просто сдвинуться и начать течь, стать текучими. Но и текучесть, и неподвижность есть единый процесс. Помнишь, мы шли через парадоксы? Есть текучесть, и есть неподвижность, что в центре, что их уравновешивает?
Соедини пару. Представь себя одновременно неподвижной и текучей. Ты есть река, текущая по руслу, и ты есть одновременно песчинка на дне реки. Ты есть вода, струящаяся по реке, и ты есть камень, который наблюдает за струением этой воды чрез себя. И в какой-то момент ты сама сдвигаешь себя. То есть сдвигаешь этот камень, и даёшь ему возможность двигаться через себя, и сама двигаешься через этот камень. То есть вода струится через камень и двигает его через себя, через воду. И всё это – единый процесс, представь его. И представь, что ты одновременно и неподвижна и струишься через себя. Будь в точке камня вниманием и ощути, как одновременно ты сама струишься через эту точку внимания в камне. Удерживай внимание одновременно и на камне, и на струении через камень. Это и есть состояние здесь и сейчас не фиксированное, в отличие от состояния точечности и разделения. Ваши мгновения здесь и сейчас есть как бы перемещения этого камня по дну реки. Но это одновременное струение и неподвижность. Всё в одной точке. И в этой точке ты одновременно и неподвижна, и струишься. Поэтому состояние здесь и сейчас не есть неподвижность. Оно есть всё, совмещает в себе всё: и струение, и неподвижность. Поэтому в нём есть и прошлое, и настоящее, и будущее. И в нём нет времени, потому что там всё это есть в единстве, нет разделения. По сути нет и разделения на тебя струящуюся и тебя неподвижную. Ибо любая твоя точка струится и является неподвижной одновременно.
Представь, как каждая точка твоего тела струится и неподвижна одновременно. Поначалу тебе будет трудно это представить, потому что часть твоих точек будет струиться, а часть – находиться в неподвижности. Но постепенно, практикуя, ты ощутишь этот непрерывный процесс неподвижного струения, или струения неподвижности.

Очередной парадокс. Струящаяся неподвижность или неподвижное струение.
Да. Потому что парадокс – это единство, в нём всё, без разделения. И как только ты начинаешь разделять, это становится парадоксом, потому что ум неспособен соединить в одно, понять, что это неразделимо и есть единый процесс.

Благодарю тебя за урок. Я хочу побыть в этом состоянии. Ты так легко погружаешь меня в такие состояния созерцательности. А мне казалось, что это так сложно.
Ты просто вспоминаешь себя через меня. Ибо мы едины. Ты во мне, и я в тебе.

СЕлена
24.06.18

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru